Christoph Reinhold von Waschbaer (rayne_minstrel) wrote in ru_logh,
Christoph Reinhold von Waschbaer
rayne_minstrel
ru_logh

Categories:

Глава 8. Арест

8.
«И сколько меня тут продержат?» - задал фон Мюзель себе вопрос сразу же, как только он очнулся от нервного сна в неудобной позе. В помещении было очень темно — лишь тусклая лампа дневного освещения развеивала полумрак, постоянно моргая и потрескивая. Он встал и решил осмотреться. Прежде всего подошел к выходу, подергал ручку, в надежде, что Вальтер вчера забыл запереть ее. Железная двойная дверь с тремя кодовыми замками была плотно закрыта снаружи. Эта комната явно использовалась для хранения различных запасов — Райнхард увидел пустые бочки с керосином, деревянные коробки из-под боеприпасов, какой-то другой металлолом. Никаких окон он не заметил — разве что пара вентиляционных отверстий под самым потолком. Если он поставит несколько бочек друг на друга, то сможет добраться до них... И что толку? Все равно не пролезешь по этим ходам — он же не кошка... Можно попробовать раскурочить отверстия с помощью металлического штыря, валяющегося в углу... Но займет это не день и даже не два. Да и его попытки кто-нибудь непременно заметит... А заметят ли? Шёнкопф говорил, что скоро отбудет на Фрейю. Никого не останется. Дело его передадут в руки гражданским. А если тот так и не удосужится никому сообщить о шпионе? Ведь само его присутствие роняет здоровенную тень на репутацию розенриттеров... Брать его с собой Вальтер категорически отказался — его можно понять. Но и докладываться чин по чину своим коллегам или же другому ведомству не горит желанием. И что же, полковник намеревается заморить его голодом и жаждой в этом подвале? А что, хороший план, если бы он был на его месте, то, возможно, так и поступил бы... «Нет человека — нет проблемы», ну и фразочка...
От самой мысли, что его, Райнхарда, могут бросить здесь на веки вечные, стало муторно на душе. Сколько человек может продержаться без пищи и воды? Он читал где-то давно, но забыл... Кажется, двух недель будет достаточно. Фон Мюзеля учили выживанию в экстремальных условиях в академии, он даже экзамен сдал на «отлично», но на занятиях рассказывали про открытый космос, или же про джунгли на далеких южных планетах, но никак не про наглухо закрытую подсобку. Впрочем, нечего отчаиваться — если у него навалом времени, он может попытаться взломать замки. Разобрать их по винтику... А что, это идея.
Около десяти минут Райнхард сосредоточенно разглядывал замки, прикидывая последовательность действий, которые ему понадобятся, чтобы их вскрыть, и, кажется, сообразил, как открыть верхний... Тут он услышал скрежет проворачиваемых в скважине ключей.
Дверь распахнулась, впуская в себя яркий свет, на фоне которого выделялся полковник фон Шёнкопф в походном камуфляже. За ним маячил женский силуэт... «Паула», - решил про себя Райнхард, отворачиваясь к стене. Ее он видеть хотел меньше всего, а командир розенриттеров, видать, не отказал себе в удовольствии стравить бывших любовников. Он не двигался и тогда, когда услышал рядом с собой шаги и стук деревянной коробки о бетонный пол.
-Это вам на два дня, - девичий голос, раздавшийся рядом с его ухом, принадлежал Варе, и он медленно открыл глаза.
Полковник ничего не говорил, а только смотрел на узника взглядом, в котором гнев и ярость сменились сожалением и даже растерянностью.
-В общем, отбываем мы, парень. Через три часа, но сам понимаешь, - глухим голосом заговорил Вальтер. - Варя тебе жратву будет носить, она здесь остается...
Последние слова заставили девушку помрачнеть, и капитан цур зее быстро это увидел.
-Что ж, ты пришел попрощаться? - спросил Райнхард. - Спасибо за любезность, а то думал, ты меня здесь навеки закроешь.
-Почему ты меня маньяком-убийцей считаешь? - повысил голос полковник. - Еще раз повторяю: я бы рад был, если бы эта история вообще не случалась. Если бы эта баба не вякнула мне под руку! Вот сука! Так вот и думай, на кого она в следующий раз настучит...
При упоминании о Пауле его спутница еще сильнее помрачнела. Райнхард сочувственно посмотрел на нее. Ладно, он, а Варе еще здесь оставаться, проходить все эти допросы, которых так счастливо минует ее бывшая товарка. Возможно, ее тоже в чем-то заподозрят. Начнут докапываться до нее или ее брата... Одна мысль пришла ему в голову, но сперва нужно было дослушать Шёнкопфа.
-Я вот ее бы уволил, если бы мог... - продолжил тот. - Ну ее, без нее обойдемся.
-Тебя еще потребуют объясниться, - заметил нарочито небрежным тоном Райнхард.
-Кто потребует? Да пошли они все... - Вальтер выдал замысловатую матерную тираду, от которой фон Мюзель аж присвистнул.
-Ну так и не бери ее, - пожал плечами Райнхард.
Вальтер хотел было что-то возразить, но осекся, встретив отчаянный взгляд Вари.
-Если вы ее не возьмете, герр полковник, - сказала она тихим голосом. - Она мне житья не даст. Донесет и на меня, и на Игоря, и еще кого приплетет.
-И что вы мне предлагаете делать? - воскликнул Вальтер.
-Как что? У тебя нынче два места освободилось. Возьми Варю и ее брата. - спокойно предложил фон Мюзель. - А эту... ну ее оставь здесь начальником базы.
-Она ж даже не офицер. По уставу не положено... - слабо возразил Шёнкопф, подивившись, с какой твердостью этот сопляк-имперец принимает решения. Было за что его в Рейхе ценить, значит... Эх, жалко, не воспользовался шансом, не перевербовал. Впрочем, такого переманивать на свою сторону бесполезно.
-Боюсь, Вальтер, особисты заподозрят неладное, заметив, что ты досконально подчинился уставу, - откликнулся Райнхард.
Его собеседник ухмыльнулся.
-Ладно, Варя, давай, живее собирайся, если на Фрейю хочешь попасть, - проговорил он, обращаясь к девушке. Та бросила прощальный взгляд на имперского офицера и выбежала из двери прочь.
Они остались наедине.
-Это все, что я для тебя могу сделать, - отрывисто сказал Вальтер. Райнхард заметил, что его правая рука дернулась вперед, словно полковник розенриттеров инстинктивно порывался пожать руку имперскому капитану, но в последний момент тот сдержался и ограничился кивком.
-Спасибо и на этом, - откликнулся Райнхард, оценив жест своего невольного противника. - Нет, я серьезно...

Шёнкопф, не прощаясь, развернулся и вышел из подсобки. Дверь за ним захлопнулась. Когда она еще откроется — Бог весть... Но прежнее чувство безнадежности заменилось неуместной, казалось бы, умиротворенностью. Стало легко на душе. «Я непременно вырвусь отсюда», - подумал Райнхард, укладываясь на полу и подкладывая под голову рюкзак с вещами. - «Непременно». Сон настиг его сразу, лишь только он смежил веки.
… Кирхайс стоял перед его глазами. До безобразия честные темно-синие глаза, растерянно-услужливое выражение лица — друг был таким же, как и всегда. Даже не посмотрел на протянутую ему книгу с фотографиями драгоценной «госпожи Аннерозе».
-Скажи, зачем ты это сделал? - Райнхард смотрел на него в упор, не мигая, словно готов был заморозить того на месте.
-Неужели это так помешало? - проронил Зиг чужим, каким-то отстраненным голосом.
-Да, черт возьми, помешало! - взорвался фон Мюзель. - Меня спалили почти сразу! И из-за твоих соплей и слюней я погибну.
-Ты погибнешь из-за собственной самонадеянности, - холодно произнес Кирхайс, отстраняясь от него. Показалось или нет Райнхарду, что в глазах друга вспыхнули рубиновые искры — и тут же погасли?
-Скажи, это тебя сестра попросила? - он схватил Зига за лацканы мундира прежде чем тот успел отойти на безопасное от разгневанного Райнхарда расстояние.
-Что? - переспросил Кирхайс.
-Отвечай, сука! - рука Мюзеля потянулась к шее друга, но тот быстро перехватил его запястье и с силой толкнул назад.
-И двух недель не прошло, как вы меня забыли, милорд, - проронил его адъютант. - Особенно как я умею драться...
-Ты... ты не Кирхайс! - закричал Райнхард и услышал в ответ другой совсем голос, с издевательской интонацией откликнувшийся:
-Нет, я совсем не Кирхайс. Моя фамилия — Штерн.
Райнхард открыл глаза. Его немедленно ослепил яркий, безжалостный свет светодиодного фонаря. Пространство наполнял гул множества голосов, чей-то басовитый хохот, лязг металла...
-Вы арестованы, Мюзель, - бесстрастно проговорил тот, кто его разбудил. Лица его было не видать. - И в ваших интересах нам не сопротивляться...
Капитан цур зее сопротивляться и не думал. «Вот и гражданские подобрались...», - промелькнула у него в голове мысль.
-Ленни, Дэннис, проведите обыск, - приказал говоривший. - И конфискуйте все имущество подозреваемого.
Двое ражих громил в кожанках приблизились к Райнхарду с нехорошими ухмылками. От них воняло едким потом вперемешку с чесноком и перегаром.
-Хе, а он хорошенький, - хмыкнул один из них. - Ну-ка, повернись...
Дрожь пробежала по спине Райнхарда.
-Я сам, - твердо проговорил он. - Или это не положено?
Он устремил взор на говорившего и чуть было не закричал от изумления. Перед ним стоял Зигфрид. Такой же рыжий и конопатый, такой же высокий и тяжелый, только состарившийся лет на двадцать и прибавивший килограмм пятнадцать к своему нынешнему весу. Ну и одетый в гражданское — джинсы и куртку из плащевки. Из уст Райнхарда невольно вырвалось имя друга.
-О, как вы догадались? - произнес командующий арестом. - Старший оперуполномоченный отдела по борьбе с преступлениями против Союза Зигфрид Штерн к вашим услугам. Или как там у вас в Рейхе говорят - «честь имею»?
-Мое имя вы знаете, - отвечал Райнхард. - А что мне вменяется, я и сам помню.
-Какой понятливый нам достался подозреваемый, ребята, - Штерн обратился к амбалам, которые не отходили от Мюзеля ни на шаг, разглядывая его так, словно он был скотина на выставке. - Все бы такими были... Впрочем, подозреваю, что политические куда интеллигентнее уголовников. Тем более, политические прямиком из Рейха... Не то, что наши сиволапые. Ну уж простите, вещи ваши мы конфискуем...
Это и следовало ожидать... А он думал, что все будет легко и просто? Полицейские забрали его рюкзак, стащили с него куртку, общупали чуть ли не до трусов и вытащили из карманов все, в том числе, и зажигалку, внутри которой нынче находилась флэшка. Райнхард постарался не показать виду, что от последнего действия сердце упало в его груди. Далее осталось только протянуть руки, на запястьях которых тут же замкнулись наручники.
-Это простая формальность, - пояснил ему Зигфрид. - А теперь мы проводим вас до отделения... Верите или нет, там у нас намного уютнее, чем здесь.
Масляный тон следователя фон Мюзелю совсем не понравился. Потому что, лишь только он вышел наружу, на его голову надели мешок и погрузили без всяких церемоний в автозак, бросив на заплеванный пол, словно неодушевленный предмет. Любые попытки снять с себя мешок настойчиво пресекались его стражами, которые с матом и рычанием натягивали на него обратно. Ехали долго. Возможно, намеренно долго — чтобы арестованный не запомнил маршрута. Наконец, когда машина остановилась и шум мотора затих, его подхватили под руки, поставили и потащили куда-то... Там с него сняли мешок, а затем и расстегнули наручники, и Райнхард наконец-то смог оглянуться.
Комната напоминала номер в средней паршивости гостинице или больничную палату, и, если бы не основательные решетки на окнах, то капитан ни за что бы не догадался, что находится в тюрьме. Здесь имелось все для временного пребывания — узкая кровать с деревянной спинкой, покрытая колючим шерстяным одеялом, невысокий полированный шкаф, тумбочка. Санузел — душ и туалет — был отгорожен ширмой. Что это за тюрьма-то такая? Из того, что Райнхард читал про Альянс, такого у них просто-напросто не бывает. Хотя есть одно исключение... Но оно не утешало. Его могли привезти в психиатрическую клинику. Чтобы сделать ему «инъекцию правды» и заставить рассказать все, что он знает о своей миссии... Молодой человек уже был в курсе того, что спецслужбы и полиция в Альянсе вовсю используют методы карательной психиатрии, экспериментируя с различными медикаментами. И даже если он под действием вколотого в его вены психотропного вещества выдаст всё и всех, на том его мытарства не кончатся. Никто его отсюда не выпустит — будут колоть аминазином, «лечить» электрошоком, превратят в овощ... И не узнают даже, что он был арестован и попал в такую лечебницу — имена заменяются на номера, равно как и в исправительных лагерях...
Снова невольный приступ паники поднялся откуда-то от живота, мигом захлестнув горло. Сердце забилось слишком часто, закружилась голова, и он прилег на постель.
«Да что я сказкам верю?» - сказал он сам себе. - «Может быть, это вовсе не психушка...»
Внутренний голос звучал не очень убедительно. Его перебивали мысли: «Ну и пусть в овощ превращают, я буду пускать слюни и ничего уже не чувствовать... Но лишь бы перед этим не сильно пытали и мучили. Потом — все, что угодно. Только им будет уже все равно».
Тут Райнхард вспомнил об отнятой у него флэшке, и ему стало совсем нехорошо. Сердцебиение и головокружение сменились тошнотой. Слезы невольно подступали к глазам, и он был готов их пролить в любой момент. Зарывшись головой в подушку, молодой человек поддался тоскливому чувству... «И зачем я вообще согласился? Славы легкой захотел? Приключений?» - допрашивал он себя не хуже заправского следователя. - «Ах, да... Посмотреть, как оно в Альянсе. И что, все увидел, что хотел? Понравилось? Вот я идиот...» В таких терзаниях Райнхард провел не менее полуночи и даже задремал, восполняя прерванный некоторое время назад сон, как вдруг его резко взяли за плечо.
-Мюзель? - спросил грубым голосом амбал, один из тех, кто приходил его арестовывать вместе с этим оперуполномоченным Штерном. - На допрос!
Tags: logh, reinhard von lohengramm, Альянс, Вальтер Шёнкопф, Легенда о героях Галактики, Райнхард
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments