Christoph Reinhold von Waschbaer (rayne_minstrel) wrote in ru_logh,
Christoph Reinhold von Waschbaer
rayne_minstrel
ru_logh

Category:

Шпионский роман. Продолжение.

2.
-Скажи, Райни, зачем все-таки это тебе нужно? - Зигфрид Кирхайс не отрывал от друга пристального, давящего взгляда темно-синих глаз, в вечерний час, при слабом освещении настольных ламп малого напряжения, казавшихся почти черными.
-Хорошенький же допрос, дружище, - Рейн откинулся на спинку кресла, держа ножку бокала с красным маслянистым вином. - Пожалуй, там, в кабинете Абендрота и этого... как его...
-Мандерштедта, - подсказал Кирхайс.
-Точно, Мандерштедта... Так вот, они и то не проводили таких допросов с пристрастием, в отличие от тебя. Из тебя бы, кстати, вышел неплохой дознаватель, Зиг. Не подумаешь ли о смене карьеры?
Райнхард чувствовал себя необычайно легко и весело. Он не понимал, почему его друг не разделяет этого веселья. А он ведь даже еще не рассказал ему о сути задания. И даже не упомянул, что на Фалленфельд отправится один, не взяв с собой своего неизменного спутника. «Неужели он уже насквозь меня видит?» - подумал Рейн и невольно нахмурился. Неловко полагать, что твои намерения известны всем, даже лучшим друзьям.
Кирхайс, казалось, пропустил его усмешку мимо ушей. Он повторил вопрос, который задал в начале их встречи:
-Ты говоришь, что жаждешь приключений... Но разве здесь, на передовой, их маловато? И почему именно Альянс?
Райнхард не спешил с ответом. Поставив бокал на столик, он вытянул руки перед собой и прикрыл глаза. Три глубоких вдоха — успокоиться, дабы не наговорить лишнего в пустячном гневе. Еще раз — чтобы собраться с мыслями. Это не простая тема и откровенничать на нее не хотелось даже с самим собой.
-Смотри, - проговорил он, глядя на Кирхайса и в то же время как-то поверх него. - Нам всю жизнь говорят, что там ад...
-Но ведь ад и есть... Ты видел их пленных. В каком состоянии они к нам попадают. Как удивляются элементарному, - перебил его друг. - А многие из них покидают нас со вздохом сожаления. Насколько можно унизить человеческое достоинство...
«Покидают со вздохом сожаления... Надо запомнить. Пригодится для того, чтобы убедительно сыграть возвращенца из плена. Впрочем, я ж без памяти, поэтому ничего и не вспомню, как со мной в Рейхе обращались», - подумал Райнхард, хотя подтвердить верность слов Кирхайса он не мог. Возможно, зря он не обращал внимание на пленных, раненных и умирающих, если они не были своими. Да и на своих, если честно, тоже. Ведь если слишком уж пристально вглядываться в ужасы войны, то рано или поздно в них погрязнешь. Схватишь так называемый «посттравматический синдром», когда психика отказывает в решающую минуту и больше не можешь функционировать в бою... Фон Мюзель пользовался рекомендацией старших товарищей — не смотреть на последствия. И особо не думать и не рассуждать... Что ж. Зиг, как видно, не нуждался в подобной защите. И даже общался с пленниками. Пару раз даже сопровождал конвой с ними.
-А ты уверен, что они сожалеют именно о Рейхе? - спросил Райнхард.
-В любом случае, за пребывание в плену их командование такое может сделать, что обычаи первых Гольденбаумов покажутся детской сказочкой по сравнению с тем, что творится в их застенках, - возразил его друг.
«Так... И вот это тоже надо учесть», - несмотря на хмель, голова у капитана оставалась весьма ясной, не прекращая просчитывать тактику поведения. Он и не думал, что эта игра его так увлечет. Если продумывание деталей легенды занимает нынче весь его разум и воображение, что же будет, когда придется выполнять непосредственно задание? «Мне, получается, очень повезет, если я буду среди розенриттеров. Они, как сказано, пользуются статусом-кво, и общевойсковой устав Альянса к ним не применяется... Значит, обязательное заключение в исправительном лагере меня минует. Если только я не выдам себя больше положенного...»
Он снова нахмурился, и выражение его лица озадачило Кирхайса.
-Райни, ты волнуешься? - вкрадчиво спросил он.
-Зачем врать? Есть маленько, - Фон Мюзель снова взялся за бокал с недопитым вином. - Кстати, как тебе этот «Шато-Лафит»?
-Ну, ты же знаешь, что я предпочитаю «Рейн-Гессен», - в тон ему проговорил Зиг, не намеренный, однако, сбиваться с темы.
-Конечно, надо отдать долг патриотизму, но белое полусладкое мне уже в печенках сидит, - Райни залпом допил остатки вина. Возник соблазн грохнуть бокал о пол, - залихватский жест из гвардии старых земных империй, практически позабытый. Рука сама потянулась, но, встретившись глазами с другом, он понял, что это, пожалуй, окажется лишним. И истолковано будет неверно.
-Интересно, что пьют в Альянсе? - спросил Зиг. - Понимаю, вопрос риторический...
-Тебе лучше знать, ты у нас общался с пленными, - не удержался Райнхард от того, чтобы не подколоть друга.
-Думается, у них нет вина. Другой климат, нет виноградников... На какую ты планету отправляешься?
-Фалленфельд, - повторил фон Мюзель сквозь зубы. - Да, в разведку тебя не возьмут. Слишком плохая память на имена и даты.
Зигфрид, между тем, рылся в поисковике на мобильном компьютере, и, открыв, наконец, нужную страницу, зачитал:
-Фалленфельд. Пятнадцатая планета Альянса свободных планет, входит в так называемый Большой Альянс... Население десять миллионов жителей. Экономика сырьевого типа, переработка древесины, добыча полезных ископаемых, но славится металлургией. А также изготовлением пехотных машин ближнего боя. Климат резко континентальный, средняя температура в холодные сезоны -15 градусов, в теплые - +25.
-Да, это не Один, - зевнул Райнхард, который знал о месте своего назначения такие подробности, которые и не снились составителям общедоступной энциклопедии, опубликованной в открытой сети. - Совсем не Один. Виноград не растет, а так как торговых отношений с Империей нет, да и с южных планет Альянса вести долговато, то жители пьют спирт. Много спирта.
-Хм, это рискованно, - со значением взглянул на него друг.
-Боишься, что сопьюсь? - усмехнулся фон Мюзель. - Не дождешься, вот что я тебе скажу. Кроме того, ну представь меня хлещущим водку вместе с типичными жителями этой дыры...
-Не представляю, - признался Кирхайс.
-Вот видишь? И я себя не представляю.
-Но не выдашь ли себя своей щепетильностью? - прищурился Зиг. - Кроме того, не обижайся, но ты на них не похож.
-Как будто у них есть один какой-то типаж. Все-таки там живут и служат разные люди, - Райнхарда подмывало сообщить о сути задания, но он давал подписку о неразглашении. Кирхайс, пусть и близкий друг, относился к обширному кругу лиц, которые не должны были знать о деталях операции. Все-таки десятилетие откровенности и отсутствия каких-либо тайн так просто не отринешь...
-Понимаешь, - продолжил молодой офицер после паузы, глядя задумчиво впереди себя. - Нам слишком часто и много твердили о том, что Альянс — это абсолютное зло. Что они заваливают нас трупами, так как иначе воевать не способны. Что у них царит нищета, за исключением двух столичных городов, где показная роскошь затмевает даже резиденции членов императорской семьи. Что люди там — вырожденцы...
-Хочешь сказать, это не так? - перебил его Кирхайс, но он продолжал, никак не ответив на этот вопрос. На щеках выступил розоватый румянец — то ли от действия выпитого, то ли от возбуждения, вызванного тем, что он наконец-то проговаривает вслух терзавшие его мысли.
-Но задумывался ли ты, на чем основаны эти утверждения? Границы закрыты уже не первое десятилетие. Таков был план отца нашего кайзера - «закрыть пауков в банке». Воздвигнуть между ними и нами железный занавес. Ожидалось, что без субсидий мятежники долго не протянут и сдадутся быстро. Но, как видишь, мы сражаемся с ними до сих пор... И они не сдаются.
-Так ты будешь заниматься промышленным шпионажем? - спросил Зигфрид. - Но в этом нет нужды... Есть уже много образцов альянсовской техники. Сам видел, они наше и копируют. Причем пятнадцатилетней давности...
Но Райнхард его как будто бы не слышал, продолжая:
-А ты не задумывался, почему люди туда бегут из Рейха? И не обязательно те, кто чем-то себя замарал на службе кайзеру или подвергся репрессиям? По статистике, за последние пять лет туда переселилось три тысячи человек. Три тысячи, Зиг! У Альянса повод для гордости и рассуждений о преимуществах демократии перед военной диктатурой, притворяющейся феодальной монархией.
-Ты что, читал альянсовские газеты? - с неким подозрением спросил у него Кирхайс.
Вопрос снова был проигнорирован.
-Если бы я тебя не знал, то подумал бы, что тебя ко мне послали для последней проверки перед отправкой на Фалленфельд, - усмехнулся фон Мюзель. - Повторяюсь, ты чересчур уж дотошный.



...На самом деле, подозрения Зига здесь были верны. Для Райнхарда открыли доступ в альянсовский сегмент сети, обычно защищенный прочным файерволлом с пятью степенями защиты и авторизованного доступа. Конечно, просто так лазить по тамошним социальным сетям и развлекательным сайтам было нельзя — лимит трафика оказался ограничен. Да и смотреть там, если честно, было нечего. Все популярные в Рейхе ресурсы были заблокированы, приложения, которыми Райнхард пользовался постоянно, не будут работать, поэтому его мобильный компьютер подвергли перепрошивке, предварительно уничтожив все компроментирующие или сомнительные данные. Тем не менее, с основными источниками Райнхард смог ознакомиться. Что ж, пропаганда работала на славу: везде писалось, что Альянс окружен врагами, которые готовы сделать все, дабы уничтожить «свободу, демократический строй и суверенность нашей молодой республики». Количество различных важных шишек в дорогих костюмах на первых полосах изданий поражало воображение. «И они говорят, будто бы у нас существует культ личности монарха?» - хмыкнул Райни после очередного сеанса ознакомления с «матчастью». - «Они себя не видели со стороны явно». Во многих источниках объявлялись потрясающие цифры — три, нет, пять тысяч человек эмигрировало в великий и могучий Союз свободных планет за один только прошедший год (цифры были перепроверены уже в привычном поисковике, и оказалось, что эти данные верны только с поправкой на пятилетку)! Приводились и интервью с этими эмигрантами. Одни рассуждали о том, что в Рейхе, мол, «все скучно и предсказуемо», «много никому не нужных правил». Другие сетовали на «отсутствие истинной свободы», «несменяемость власти», «уродливые ритуалы из рабского земного прошлого, обязательные к исполнению для всех» и даже на преследования секс-меньшинств! Лица «припавших к груди демократии, свободы, равенства и братства» не казались особенно счастливыми. Искали ли люди действительно того, о чем они заявляли интервьюерам? Вряд ли. Нашли ли то, что хотели? Тоже маловероятно...
-Итак, ты хочешь увидеть Альянс своими глазами. Поэтому ты и взялся за это задание... - задумчиво протянул Зигфрид. - Но что же будет, если ты...
-Если я хочу остаться в Альянсе? - переспросил Райнхард. - Что ж, это будет означать, что тебе предстоит сражаться со мной лицом к лицу.
-Нет же, - досадливо отмахнулся от него друг. - Я имею в виду, что будет, если ты совсем не сможешь вернуться?
-То есть?
-Что же будет со мной... С Аннерозе. С нами всеми, - Кирхайс опустил глаза.
-Ты продолжишь мое дело, только и всего, - пожал плечами Райнхард с нарочито легкомысленным видом. - Сестра же...
Менее всего он думал о сестре, оставшейся на Одине. С нею он даже и прощаться не хотел — по легенде, он берет месячный отпуск с тем, чтобы отдохнуть на одном из курортных островов. Да, отключив все средства связи разом — в чем же тогда смысл отдыхать, если до тебя постоянно кто-то может дозвониться или достучаться в мессенджере? Да, абсолютно один, если не считать какой-нибудь красотки-попутчицы, имя которой он разглашать не собирается... Впрочем, вряд ли Аннерозе заинтересуется всеми этими подробностями и захочет выйти на связь, если, конечно, не случится никакого форс-мажора.
-За сестру в ответе ты, - вымолвил фон Мюзель, предсказуемо вогнав друга в краску от этих слов.
-Но скажи хоть, когда нам начинать уже беспокоиться?
-Если ни ответа, ни привета от меня не услышите через полтора месяца, тогда можете начинать бегать по потолку, - грубовато отвечал капитан-цур-зее.
Они еще немного посидели с Зигом, вспомнив былое. Наверное, впервые они расстаются. Вопреки ожиданиям, эта разлука не вызвала в фон Мюзеле мрачных чувств. Напротив, казалось совершенно естественным делом, что Кирхайс остается здесь и впоследствии сам уедет в очередной отпуск на родной Один, а Райнхард отправится в Альянс, за пять часов перелета, на покрытую лесами и невысокими, осыпающимися горами планету Фалленфельд. На базу розенриттеров, возглавляемых полковником Вальтером фон Шёнкопфом. Там, где и должен храниться искомый носитель информации, серийный номер которого фон Мюзель уже выучил наизусть.
...После ухода друга Райнхард подошел к окну и откинул легкую штору, поглядев на открывшийся вид неба, усеянного звездами различной величины... Та, заветная, которая, казалось, запросто могла упасть в протянутую ладонь, отяжелив ее на мгновение, сверкала в левой части небосклона, как и положено в этот сезон и в это время суток. Будут ли там такие же звезды? И как они будут выглядеть? И есть ли в этом Альянсе, мрачном мире, оставленном Господом, люди, хоть ненадолго отрывающие глаза от земли.
Открыв окно и протянув руку к звезде, Райнхард ощутил знакомое тепло, разливающееся от кончиков пальцев по жилам, вливающееся мощной волной в сердце. «Возможно, скажут, что я хочу слишком многого», - прошептал он. - «Что мои мечты несбыточны, а цели абсурдны... Но, пока я дышу, то всегда буду помнить, кто я таков. Помнить и не забывать». Сказанное стало ответом на вопрос, который он задавал себе безуспешно вот уже несколько дней. На тот вопрос, который в лоб задал ему Зигфрид. «Зачем тебе это?» Теперь он понимал, зачем...
...-И все же мне кажется, что мы промахнулись, - Абендрот склонился перед ноутбуком, на котором было открыто досье капитана цур зее Райнхарда фон Лоэнграмма.
-Признайся, Карл, тебе просто страшно, - говорил его товарищ, Эдвард фон Каммерер, глядя ему через плечо. - Брат фаворитки кайзера, как-никак... Если упадет хоть волос с его головы, то сестрица и ее коронованный любовник устроят нам веселую жизнь.
-Волос там падал, судя по послужному списку. Да еще и не один, - с сомнением посмотрел на него контр-адмирал.
-Да, тертый калач, а по нему сперва и не скажешь, - Отто фон Мандерштедт шумно прихлебнул кофе из большой кружки. - Я так даже боюсь, что он не вытянет роль наивного пацана, которому мозги отшибло. Слишком уж глазки серьезные...
-Что есть, то есть, - согласился Абендрот. - И что с ним прикажете делать? Нам же к чертям все Стратегическое управление разнесут... Готов снять его с задания, взять кого попроще...
-И легенду ему на ходу придумывать? - усмехнулся капитан Каммерер. - Что-то ты, друг мой, заработался... Давно выходной-то брал?
-А ведь он прав, Карл, - поддержал его Мандерштедт. - Решение уже принято и отступать некуда. Кроме того, видится мне, что этот Мюзель принесет нам все нужное на блюдечке. И даже раньше месяца.
-Принесет-то он принесет, а как сам станет вызволяться? - Абендрот откинулся на спинку кресла, притушив свет от монитора.
-Это уже его проблемы, - отмахнулся Каммерер.
-Кому там нужен отпуск? Проблемы наши, - накинулся на него старший коллега. - В этом случае, исключительно наши.
-Поэтому я и предлагаю, пока не поздно, найти другого человека... Да хоть друга его, - контр-адмирал переключился на другой файл, и вскоре показал фотографию статного высокого офицера с копной каштаново-рыжеватых волос и выразительными темно-синими глазами.
-Зигфрид Кирхайс, фригаттен-капитан... - прочел Каммерер. - Еще и из простонародья... Небось, в Альянсе так и останется, а то и к этим ублюдкам в отряд вступит по-настоящему.
-Если из простонародья, то не факт, что останется, - вставил Мандерштедт. - Сам ломанется побыстрее к нам... Но я за то, чтобы ничего не менять.
Он думал: «Не хотелось бы мальчишку разочаровывать... Так глаза загорелись. Да и толк от него явно будет».
-Будь по-твоему, но проблемы с этой белокурой фифой ты будешь разруливать сам, - сказал Абендрот, глядя на серию фотографий фаворитки кайзера, на которых та позировала в дизайнерских нарядах на фоне цветов. Схожесть с братом, конечно, прослеживалась, но в глаза явно не бросалась.
Такую реплику в адрес почти что венценосной особы — по крайней мере, «близкой к особе Его Императорского Величества» - он имел право себе позволить. Все сотрудники секретной службы отзывались о том, что творится в Нойе Сан-Суси, на редкость вольно.
-Знаете, я верю, что если этому мальчишке удастся вернуться назад, то нашего кайзера придется отправлять на пенсию, - произнес Мандерштедт.
-Да будет так, - произнес Каммерер.
Никто не высказал подозрений, пришедших им в голову почти одновременно: что кто-то (и даже не кайзер) рассчитывал на то, что этот белобрысый мальчишка не вернется. И это назначение — отчаянная попытка избавиться от него вернейшим способом.
Помимо этого, трое офицеров-разведчиков были солидарны в одном: Райнхард фон Мюзель такой участи не заслуживает. И каждый надеялся на то, что он все-таки вернется. Живым, а не виде тела в капсуле...
Tags: reinhard von lohengramm, Легенда о героях Галактики, ЛоГГ, экстраполяции
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 29 comments